боец
  • nur_xx

Отец

    Середина 60-х. Мне четыре года. Декабрь.
    В наш по деревенским меркам большой дом идут и идут люди. Со всей деревни. Я их рассматриваю, узнаю. А еще приезжают из других деревень. Спускаются с высокой бортовой тракторной телеги . Это мои дядечки, тетечки: вот этот - шофер, а этот - моряк. Они перекатываются через борт, ловят ногой колесо, перекидывают другую ногу, спрыгивают.
    ...Меня отправили к соседям. Там живут старик со старухой. У старика нет правой руки - на войне оторвало. До жути интересно было смотреть, как он одной левой готовит самокрутку: отрывает ровный кусок газеты, насыпает махорку, скручивает, слюнявит, газета приклеивается! - это был настоящий фокус.
     Но сейчас дома их нет. Зато тут полно девчонок. Старших. О, они такие взрослые. У всех толстые длинные косы. И среди них моя сестра. Я с порога кричу ей: " Апа! Пойдем домой, скорее, скорее! Надо разбудить папу, он все еще спит!" Но сестра моя резко откинула голову, закрыла лицо ладонями, сделала несколько шагов в сторону и упала. Упала на кровать, на высокие пушистые перины. Она кричала что-то, била подушки, накрытые красивыми накидками. К ней кинулись девчонки. Я вышла. Растерянно постояла на улице, пошла домой.
      А дом у нас новый, там так много замечательных порогов. Так здорово залезть на них и спрыгнуть далеко. Не понимаю, как эти взрослые так скучно перешагивают эти необыкновенные пороги! Вот так вприпрыжку-вприпрыжку - я вдруг очутилась в большой комнате.
      Странно - ни шифоньера, ни кроватей, ни стола. Вдоль всех стен - люди. Одни дяденьки. Слева молодые, справа - о! - самые старые. А посреди комнаты - папа. Он спит. Мне стало неловко и страшно, что я одна оказалась среди стольких дедушек и дядечек. Меня кто-то вывел...
      ...Вот снова я в этой комнате. Это меня и моих младших сестру и братика привела сюда толстая тетка ( она живет через дом от нас, и у них появилась куча поросят) с большим, круглым, всегда красным лицом. Развязала нам шали, сняла пальтишки, провела к папе, а сама отошла к двери. И плачет. Но тут все мое внимание переходит на дедушек с длиннющими седыми бородами, сидящими вдоль стены. Они шевелят губами, и их бороды тоже двигаются! Я тянусь выше, чтобы через папу рассмотреть этих незнакомых дедушек. Ага, одного я знаю. Это наш мулла. А те - не наши. И я их боюсь. Особенно их прыгающих бород.
      ...Тетка провожает нас обратно к двери, натягивает пальто, а я неотрывно смотрю на бороды. Вдруг какой-то дяденька заплакал громко. Знаю, это мой хороший дядечка, мамин брат. И другой брат мамин плачет. И еще с соседней улицы из другого конца деревни дядя, который всегда ездит на санях стоя, и я удивлялась, как это он не падает, - и он прячет глаза, трет кулаком. И другие - и родственники наши, и не родственники  - они тоже отворачиваются, кулаками закрывают лица. И трясутся у них плечи. Кто-то выбегает из дома...
      ...Мы идем ночевать к маминой тетушке. На Большую улицу. Ого, это же целое путешествие! Дороги нет, тонем в сугробах. На некоторых участках попадается крепкий снег, и я успеваю попрыгать на них. Дома  у нее  забрались на печь. Тепло. Бабушка ( для нас-то она бабушка) рассказала сказку, потом запела. Я сказала, что это грустная ( или скучная) песня, и что я знаю веселую. Она просит меня спеть. И я пою:
        - Челябинск спит, э-хей!
          Погасли фонари.
          ...................
          Э-хе-хей, хулиганы!
          Э-хе-хей, разбрелись!
          ....................


        ...Уже подростком, сильно скучая по отцу, страдая без него, почти каждый день приходя к его могиле, я  мучительно пыталась детально вспомнить тот момент, когда я  стояла у тела отца, когда нас привели прощаться с ним. Я помню бородатых мулл, помню рыдающих мужчин, до сих пор помню красное, опухшее от слез лицо тетушки, но не помню лица папы. Есть фотографии. Но я до сих пор хочу вспомнить его в  тот последний момент перед похоронами. Не получается...


     

   
        ...
крол мил

Про домик на Силикатной и тихие радости ребенка из 90-х

…И плевал я, здоровый трехлетка,

На воздушную эту тревогу…

Это я к тому, что мое раннее, но уже относительно сознательное детство пришлось на те самые «лихие 90-е» – но, к счастью, я совершенно солидарна здесь с Владимиром Семеновичем: ни пресловутой лихости, ни, фактически, нищеты, в которой на какое-то время оказалась наша семья, я совершенно не осознавала и не замечала. Да, в папиной речи иногда мелькали какие-то непонятно-тревожные слова про угрозу гражданской войны. Но они быстро забывались. У детей, знаете ли, полно других забот. Поважнее тектонических сдвигов в геополитике.

Одно из самых счастливых воспоминаний детства – конечно же, лето на бабушкиной даче. Дачка была самая что ни на есть скромная. Шесть соток под Подольском, маленький, специфической хаотично-советской архитектуры домик, шуршащие целлофаном парники на участке, кособокая отдельно стоящая кухонька и банька. И очень красивый цветник, любовно возделываемый бабушкой Ирой, с флоксами, ромашками, георгинами и гладиолусами, бычьим сердцем и множеством других цветов, названий которых я не знаю. В доме – разномастная старая (именно старая в основном, а не старинная мебель), печка-буржуйка, крашенные оранжевой краской полы. Мне тогда все это казалось невероятно уютным. Это сейчас, оглядываясь назад, я могу понять, почему эту дачу так недолюбливала наделенная обостренным чувством прекрасного мама. Но для меня это место было филиалом рая на Земле.

Collapse )

giselle

ВОСПОМИНАНИЯ ГИДА-ПЕРЕВОДЧИКА (с разрешения автора-Блохи в ситере ,разумеется).

гид
Не так давно, по весне, в группе гидов-переводчиков возникла ностальгическая тема о том как работали раньше гиды-переводчики. Ведь в СССР въездной иностранный туризм находился под жестким контролем государства, и гиды-переводчики работали, что называется, "под колпаком", и их курировали всевозможные отделы и "искусствоведы в штатском". Нахлынули воспоминания, и наши старшие коллеги рассказали много интересного. Я, по своей склонности накапливать добро в сундучки, эти рассказы скопировала и систематизировала. Предлагаю вам почитать эти истории.

Краткое содержание выпусков:

Прием, обучение, стажировка.
Зарплата и социальные гарантии. Организация работы.
Гостиницы. Транспорт и парковки. Питание.
Гиды и КГБ. Обзорная экскурсия по городу. Работа в музеях.
Продажа дополнительных экскурсий. Поездки по стране.
6. Покупка сувениров. Как работали без мобильных телефонов. Чаевые и подарки. Взаимоотношения с туристами.


Как работали гиды-переводчики в СССР и годы перестройки (вспоминают старшие коллеги)

Елена Я. Мне в ту пору было 26 лет, только после Универа, была дочка, и подумала: нет, эта работа - для молоденьких девочек, а не для замужних дам. При потогонной системе, когда я однажды перепутала день с ночью ( белой), потому что пахали просто круглосуточно. И кто бы подумал, что через 30 лет вернусь к этой работе на новом витке.

Марина Е. Кто сказал, что раньше туристов было меньше??? Это полная ерунда. Я где-то читала, что в 70-е - 80-е годы иностранных туристов в Ленинграде было в среднем в 10 раз больше, чем теперь. И я не сомневаюсь, что это правда. Мы работали без выходных по полгода, если когда и удавалось передохнуть - то только иногда зимой, да и то больше чем по 2-3 дня подряд удавалось редко. За переработки никогда не платили. Не нравится - увольняйся.

Прием, обучение, стажировка

Елена Я. Отбирали через первый отдел. Главное - чтобы не еврей. Я со своей еврейской мамой в штат даже не пыталась.

Алла М. Училась в 1985 г. на дневных курсах "Интуриста" у Л.И.Шуйской. Учились 3 месяца с января по март, курсы бесплатные. Чтобы попасть на них, надо было пройти собеседование в соответствующей языковой группе - примерно, как сейчас. т.е. смотрели знание языка. Важно было быть комсомольцем или, что еще лучше, коммунистом. Учась на этих курсах, я поняла, как мало знала до этого как-то почувствовала себя человеком.

После курсов проходили стажировку, т.е. ездили с какой-нибудь группой по программе, и - вперед, в свободное плавание. Я работала в немецкой группе. Там всегда было много работы и нас сразу же нагружали по полной. В штат сразу никого не брали, за исключением тех, кто попадал после универа по распределению. Но по прошествии какого-то времени все, кто приживался (из нашей группы на курсах, примерно, половина) могли попасть в штат. Первыми брали тех, у кого языковое образование, кто замужем (не дай бог выскочит за иностранца) и у кого постоянная прописка. Т.к. у меня все это было, я попала в штат где-то через полгода.

Перед этим ко мне несколько раз приходили прослушивать экскурсии. Это, кстати, была обычная практика. Прослушивали всех, был даже план - кто, кого, когда. Прослушивали обычно опытные коллеги и писали потом свое заключение. Обращали внимание на владение материалом и подачу, а не на идеологическую выдержанность, хотя пару строк этому в отзыве все-таки посвящали, но это была, скорее формальность.

Правда, со мной случилось нечто из ряда вон выходящее. Ко мне на экскурсию явился сам Равиль Абдулханович Гилязетдинов, начальник отдела гидов-переводчиков. Перед этим я была у него на беседе. Мне велели выучить его имя, как это было с героиней фильма "Карнавал", помните: главное не перепутай - Евдоксия Ардалионовна. Так вот господин, пардон, товарищ Гилязетдинов, появился утром в гостинице "Пулковская", подошел ко мне и сказал, что хотел бы послушать, как я веду экскурсию по городу. Представляете мое состояние! После экскурсии он сказал мне, что ему понравилось. К сожалению, я не очень подробно раскрыла тему "Советов народных депутатов" на Исаакиевской площади и, самое главное, не сообщила туристам, что сегодня начал работу очередной Пленум ЦК КПСС. Несмторя на такие "вопиющие" недостатки после этого прослушивания меня сразу взяли в штат.

Ирина Ч. Я сначала заканчивала "олимпийские" курсы в Университете (ЛГУ), так за эту учебу нам еще и платили, немного, но рублей 30 в месяц было, стипендия тогда была 40 руб. В колхоз не ездили, просто учились.

Курсы были вечерние, сначала собеседование в своей языковой группе, заполняли длинную анкету, а потом твои документы рассматривались в "мандатной" комиссии, потом на собеседовании тебе сообщали, принят ли ты или "недостаточное знание языка". Учеба вся бесплатная, учили хорошо, внимательно и не формально.

Была доплата за второй язык. У нас (итало-испанская группа) экзамен принимали преподаватели из Университета, но все всех знали, учились же там, так что экзамены не были сложными.

Марианна Д. А я начала учиться в 15 лет (речь идет о 70-х). В начале учебного года (это был 8-й класс моей Первой английской школы нас отобрали для занятий на курсах школьников-гидов. Ну, отобрали тех, у кого по языку была твердая пятерка - начинали заниматься человек десять примерно, до финала добрались пять-шесть особо упорных. Занимались в Доме Дружбы два раза в неделю - интуристовские гиды диктовали нам материал, каждые две недели устраивались зачеты, в конце темы - экзамены. Все было очень жестко и по-взрослому. В первый год проходили "обзорную по городу", а также всякие темы, вроде "Что такое коммунизм", "Что такое социализм", "Почему в СССР однопартийная система" и так далее.

Марина Л. Курсы были при Доме Дружбы на Фонтанке. Нас туда направляли, если с языком было хорошо. С тройками не пропускали, не помню насчет четверок, отличников точно. Но это начало 1970-х годов.
giselle

Тетя Зина

Оригинал взят у strogaya_anna в Тетя Зина
Я помню, как испытала острый приступ зависти несколько лет назад, читая чьи-то мемуары.  Там на заднем фоне, заслоняемом великими и страшными событиями или там встречами с великими  и просто «передовыми» людьми, обсуждающим всякие «проклятые вопросы» (дело происходило в России второй половины девятнадцатого –начале двадцатого века), мелькала одна родственница рассказчика.
Много про нее не говорилось, так, упоминалось, что вот мол, тетя ЗинаCollapse )
giselle

Хочу повспоминать...

Димка.
Был у меня такой любимый пупс-младенец в детстве. Появился он в день моего рождения вместе с "Подарком первокласснику", делаю вывод, что исполнялось тогда семь лет. Я о нем мечтала... Хотя у меня было много кукол - четыре-пять это уже много по тем временам (1965 год). Мечтать я о нем начала после недельного проживания в семье старшего товарища (и непосредственного начальника) моего отца. История приключилась вот какая, мои, еще очень молодые тогда родители (28 и 29 лет им было), получили экстренную телеграмму о неладах в семье бабушки и ее молодого мужа, бабушка требовала, чтобы родители срочно приехали не куда-нибудь, а в Воркуту! Встал вопрос: куда определить детей (нам с сестрой было соответственно шесть и пять лет), везти зимой в Воркуту - безумие... А друзья у них были верные и надежные, так мы и оказались: я - в семействе Михаила Федоровича Дузя, а сестра - у тети Маруси Бибиковой. Михаил Федорович был директором подмосковного далекого совхоза "Фряновский", у него была милая и добрая жена и дочка Марина, уже подросток. Кааакие у нее были игрушки - и посудка и мебель, соски и детские кукольные бутылочки и два младенца кукольных! Один кукленыш был в младенческих одежках ,а другой - малышок-голышок, но в пропорциях настоящего ребенка, поэтому ему надета была распашонка из "Детского мира". Видимо, материнские инстинкты проснулись во мне очень рано, эти куклята занимали меня полностью, отправляясь в детский сад, я только и мечтала о возвращении к ним, не вспоминала с тоской об отсутствующих родителях, хорошо помню, что твердо знала, что скоро вернутся, и не очень-то хотела их быстрого возвращения. Почему меня так "зацепили" эти игрушки? Ведь у нас с сестрой были свои замечательные куколки, очень хорошо помню подаренную мне немецкую куклу-блондинку в белокрасном полосатом платье, глазки закрывались, она внятно говорила "МАМА", волосы можно было расчесать (такую же, но брюнетку подарили и сестре через двадцать дней - столько было от моего дня рождения до ее!), у нас были коляски, пластмассовая и фарфоровая посуда... Но все это было какое-то "взрослое", куколкам на вид лет по шесть-семь, коляски ненастоящие, а вот у Марины Дузь - все подлинное, младенческое, настоящее. Тяжело мне было расставаться с ними, вот поэтому на день рождения мне и подарили этого Димку, он хорошо у меня жил, в холе и неге, пеленочки ему были выделены как настоящие, пыталась было раздобыть и настоящие - у соседки снизу родился мальчик, пеленок была у них масса. Как я считала, пропажа двух-трех не будет иметь большого значения (я ошиблась жестоко - соседка была голосистой, но мама не наказывала, поговорила и перестирала использованные в игре тряпочки)... Кстати, из тех времен помню, что лучшие игрушки были немецкими. У меня еще были куколки-вьетнамки в широких шляпах - ведь шла вьетнамская война, аполитичный заводной кот с мячиком в лапах и оранжевый лис на заводном мотороллере салатового цвета. А костюмчики полагалось носить китайские.  Почему-то очень хорошо помню вкусный запах детских книжек, китайских бумажных фонариков в праздники.
А однажды мы чуть было не угорели -мама слишком рано закрыла поддувало, нас вынесли на мороз, завернутыми в одеяла, болела голова, но было интересно ночью, в мороз, неодетыми, на руках у дяди Стасика, у которого снимали тогда квартиру.
Мы были очень самостоятельными в принятии решений. Однажды, когда родители задержались каждый на своей работе, мы с сестрицей собрали всех бродячих кошек у нас дома - ведь на улице был дождь, котяток было жалко, а колбасы и молока у нас было много. Так что, когда общественноактивные родители вернулись  в родной дом, то застали в кроватке у каждой из спящих дочек по полтора десятка разномастных и разновозрастных кошек.
Еще памятная черточка того времени - вечно потерянные ключи, мы не заморачивались слишком: нет ключа - значит, не закроем квартиру. Видимо, очень низким был уровень преступности - ничего плохого не происходило.
Я предлагаю моим ровесникам (и не только) рассказать о каких-либо эпизодах их жизни, может быть, если дело пойдет, удастся создать микробложик с рассказами о том, как мы жили.